История здания



В наши дни многие города меняют свой облик. Современные многоэтажные дома возводятся вместо малоэтажных, подчас столетней давности построек, а вместе с ними уходит в неизвестность и сама многовековая история наших городов. Пропадает в них дух старинного уклада жизни, неповторимость особенностей архитектуры тех далеких невозвратимых лет. Не избежала подобной участи и наша тысячелетняя Казань. Однако жизнь иногда преподносит нам удивительные исключения, радующие не только глаз, но и душу, когда среди нагромождения современных коробок с уродливыми башенками встречаешь вдруг старинный дом с полуторастолетней историей и в таком отличном состоянии, будто он воздвигнут всего год-полтора назад. И самое примечательное в том, что это прекрасное древнее строение сохранено не за счет колоссальных государственных средств для размещения в нем больших властных государственных структур, а обычным человеком. Bот история этого старинного дома Казани хочется рассказать читателю.


Пожары в Казани

Древнюю деревянную Казань часто сотрясали пожары, принося горожанам бедствия и лишения.В зависимости от степени нанесенного ущерба их подразделяли на малые и большие. Девятый большой пожар в Казани случился 24 августа 1842 года. В этот день был сильный ветер, что способствовало быстрому распространению огня. Вскоре огонь охватил большую часть города, а жар был таким сильным, что спасение от него люди искали на Арском поле и за рекою Казанкою в лугах. Лишь к двум часам утра 25 августа после того, как утих ветер, удалось остановить распространение огня.

Ущерб от пожара был очень велик, так как пострадали лучшие и торговые места города. Сгорело 1309 домов и 9 церквей. Потери исчислялись многими миллионами рублей. Известие о постигшем Казань несчастии распространилось не только по всей России, но и далеко за ее пределами. Для оказания помощи собирались пожертвования во всех уголках страны. Кроме этого, приходили в Казань деньги и из зарубежных стран.

Император России Николай Павлович в октябре 1842 года приказал выделить городу Казани ссуду в один миллион рублей на ремонт погоревших и возведение новых общественных и частных зданий. Ссуда на обычных банковских правилах давалась для города и общественных учреждений на 37 лет, а частным лицам на 15 лет. Для распределения и выдачи ссуд был создан специальный Комитет, который возглавил Губернатор Казанской губернии. Кроме этого, была образована особая Губернская Строительная и Дорожная Комиссия, которая разработала новый Генеральный план застройки Казани, утвержденный Императором Николаем Павловичем 5 декабря 1842 года. По новому плану застройка города разрешалась в основном каменными домами, деревянные дома можно было возводить лишь на окраинах города. Вернемся теперь немного назад от описанных выше событий. Начало XIX века совпало с быстрым развитием торговли в России. В поисках лучшей доли люди покидали родные места и переезжали в  развивающиеся регионы страны. Одним из таких «искателей счастья» был московский цеховой Егор Иванович Штабе, волею судьбы оказавшийся в Казани. Когда он прибыл в столицу Казанской губернии, установить не удалось, но документально подтверждено, что 22 декабря 1836 года согласно его заявлению он был причислен в Казанское купечество, а с 1837 года стал казанским купцом 3-ей гильдии. В том же 1836 году в возрасте 25 лет женился на Прасковье Венедиктовне, урожденной Медведевой, которая была на 8 лет моложе своего мужа. Молодая семья своего дома не имела и проживала на частной квартире.


Егор Иванович Штабе

Нет ничего удивительного, что Егор Иванович Штабе оказался после пожара 1842 года в числе тех, кто решил возвести каменный дом с использованием ссуды. Начал он с покупки в 1843 году погоревшего места во 2-ой части Казани на Поперечно-Владимирской улице. В июле месяце при межевании приобретенного купцом Штабе места выяснилось, что между его и соседским местом есть полоска пустопорожней земли, принадлежащей городу площадью в 32 квадратных сажени, которую Егор Иванович также откупил у города.

Для получения разрешения на строительство каменного двухэтажного дома с антресолями и подвалом на приобретенном месте купец Штабе в ноябре месяце 1843 года подает прошение в Губернскую Строительную и Дорожную Комиссию, к которому прилагает два экземпляра проекта дома и фасада, разработанного архитектором Ломакиным, а также смету затрат на строительство дома и каменных служб. 1-го декабря 1843 года Комиссия утвердила представленный купцом Егором Ивановичем Штабе проект и смету – эту дату по праву можно считать началом истории этого дома. Один экземпляр утвержденного проекта получил Е.И.Штабе, а одобренная смета по просьбе купца была передана в Комитет оказания пособия жителям города Казани, потерпевшим от пожара, который ведал выдачей ссуд. Из этого надо полагать, что дом, где семья Е.И.Штабе снимала квартиру, сгорел при пожаре. Этот Комитет строго следил с помощью Губернской Строительной и Дорожной Комиссии, а также полиции за целевым использованием ссуд, выдавая деньги по частям по мере продвижения строительных работ. Обязательным требованием для получателей ссуды было и страхование возводимого дома, и приобретаемых стройматериалов, т.к. все это вместе с дворовым местом было залогом на получаемую ссуду. Таким образом, и сегодня ипотечное кредитование выдвигает такие же условия.

Просьбу Егора Ивановича по ссуде Комитет удовлетворил. Деньги Штабе получал 16 декабря 1843 года, 26 февраля, 29 июля и 6 ноября 1844 года, а также 30 марта 1846 года. Всего он получил пять тысяч рублей серебром, а общая сметная стоимость строящегося каменного дома и каменных служб составляла 7803 рубля 71 копейку серебром. Застраховано было все это на десять тысяч рублей серебром. Кроме этого, Егор Иванович Штабе 13 октября 1844 года дал Губернской Строительной и Дорожной Комиссии подписку с обязательством завершить строительство по утвержденному проекту в течение пяти лет.

 

Для молодого казанского купца такое строительство было крайне рискованным делом. С большой долей вероятности можно предположить, что купец Штабе, не имея твердой материальной основы в своем торговом деле, полностью положился на волю провидения. А это еще более усугубляло риск. Комитет строго следил за своими получателями ссуд и в случае окончания установленного срока при непогашении долга безжалостно изымал залоговые обеспечения, т.е. дворовые земли, возведенную недвижимость, а если это не покрывало долг, то и другое имущество.


Анна Степановна Молоткова

Черным периодом в жизни казанского купца 3-ей гильдии Егора Ивановича Штабе стал 1860 год, когда истек 15-ти летний срок погашения полученной ссуды от Комитета. За долги описали всю возведенную недвижимость, землю и другое имущество. По действовавшим тогда правилам сразу после судебного решения все, что ранее принадлежало купцу Е.И.Штабе, было выставлено на торги в Гражданской палате города Казани, и 5 февраля 1860 года было приобретено по купчей за № 25-м женой Арского купца Анной Степановной Молотковой за 7060 рублей, в эту сумму, кроме имущества, входили каменный дом и службы, которые по последней оценке в 1857 году были оценены в 4635 рублей серебром. Уже через неделю после покупки 11 февраля Казанским магистратом А.С.Молоткова была зарегистрирована полной законной владелицей дворового места, дома и каменных служб, находящихся во 2-ой части Казани на Поперечно-Владимирской улице в ряду каменных строений.

Новая хозяйка оказалась весьма деятельной женщиной, решившей в короткое время существенно благоустроить приобретенную недвижимость. Заметив, что хозяин соседнего участка при строительстве подсобных построек во дворе, незначительно вторгся на ее территорию, Анна Степановна Молоткова предложила ему уступить ей за соответствующую плату часть его пустопорожней земли, расположенной вдоль улицы и учесть при этом занимаемую им землю. Таковое согласие было достигнуто и вскоре соответствующим документом оформлено. Делалось это А.С. Молотковой исходя, из желания возвести на этой земле дополнительную недвижимость в виде каменного двухэтажного флигеля, отстоящего на незначительном расстоянии от дома. Уже 2-го мая того же 1860 года она получает разрешение на свое прошение от Губернской Строительной и Дорожной Комиссии возвести на своем дворовом месте двухэтажный каменный флигель, соорудить пристрой к дому и установить каменный забор между домом и флигелем вдоль улицы. Лишь только завершилось это строительство, как Молоткова в 1862 году подает новое прошение с просьбой разрешить ей надстроить второй этаж над каменными службами, находящимися во дворе. Получив соответствующее разрешение, она успешно завершает и это строительство. На этом переделки в недвижимости ею были закончены.

Неумолимое время делает свое дело, верша судьбы людские. 22 ноября 1871 года на 36-ом году жизни скоропостижно окончила свой жизненный путь жена арского купца Анна Степановна Молоткова, и недвижимость на Поперечно-Владимирской улице переходит к самому Арскому купцу Якову Ивановичу Молоткову, который всего на три года пережил свою супругу, преставившись 11 сентября 1874 года.

 


Иосиф Яковлевич Молотков

По наследству земля и недвижимость отца переходит к его старшему сыну Иосифу Яковлевичу Молоткову, который к тому времени уже сам был купцом 2-ой гильдии, а с 1883 года объявляет капитал по 1-ой гильдии. Родился Иосиф Яковлевич 4 сентября 1844 года и в год смерти отца в свои 30 лет все еще оставался холостяком, пробыв в этом состоянии еще десять лет, женившись лишь в 1884 году на сороковом году жизни. Жил он вместе с женой Марией Ивановной, которая была на десять лет его моложе, сыном Яковом и двумя дочерьми – Марией и Ниной в доме на Поперечно-Владимирской улице до 1900 года. Продолжив, как и отец, успешную торговлю зерном, красным вином и бакалейными товарами, он стал не только купцом 1-ой гильдии, но и занимал место члена Совета Купеческого банка. Достаток требует престижа, и И.Я.Молотков обзаводится домом в более престижной части города на Грузинской улице (ныне улица К.Маркса – авт.), куда и переезжает со всем своим семейством.


Николай Яковлевич Молотков

И опять дом № 5 на Поперечно-Владимирской улице обретает нового хозяина в лице другого сына Якова Ивановича – Николая Яковлевича Молоткова. Как и его брат Иосиф, Николай Яковлевич Молотков к этому времени уже успешно продвигался по карьерному пути, уделяя больше времени служебным делам, чем торговле. Он избирался гласным (депутатом – авт.) Городской думы, состоял управляющим представительства Северного банка в Казани, был товарищем (заместителем – авт.) директора Казанского Городского Общественного банка, директором-распорядителем Товарищества Окского парового сенопрессовочного завода и т.д. Как и его старший брат, Николай Яковлевич Молотков никаких перестроек ни в доме, ни в службах не делал. Он тоже в 1906 году перебрался в более престижный район, купив дом на Большой Лядской улице (ныне улица Горького – авт.).


Владимир Иванович Кокушкин

Очередным владельцем дома № 5 становится казанский купец Владимир Иванович Кокушкин, приобретший недвижимость и землю у Николая Яковлевича Молоткова по купчей крепости от 25 января 1906 года, за № 73. Именно ему приходит в голову мысль расширить дом № 5, застроив свободное пространство между домом, построенным Егором Ивановичем Штабе, и флигелем, возведенным Анной Степановной Молотковой. В архивных документах не сохранилось ни прошение на строительство В.И.Кокушкина, ни проекта на это строительство, но нашлось обращение в Городскую управу, где купец В.И.Кокушкин просит разрешить ему сложить строительные материалы напротив своего дома. Датировано оно 16 декабря 1906 года, а, следовательно, до этой даты проект на расширение дома уже был утвержден.

О том, что произошло в жизни казанского купца Владимира Ивановича Кокушкина между 16 декабря 1906 года и 3 мая 1907 года выяснить, наверное, никогда не удастся, но произошедшее в этот период сыграло определенную роль в дальнейшей судьбе дома № 5 на Поперечно-Владимирской улице.


Искак Мустафич Кильдюшев

Дело в том, что 3 мая 1907 года у казанского нотариуса была оформлена купчая за № 587, по которой от казанского купца В.И.Кокушкниа перешло к чистопольскому купцу Искаку Мустафичу Кильдюшеву (в некоторых документах Кильдишеву – авт.) перешло следующее имущество ценою 30 тысяч рублей, включающее в себя:

  1. Дом каменный двухэтажный с подвалом и антресолями; в нижнем этаже два магазина, в верхнем – три квартиры, в подвале склад (дом, построенный Е.И.Штабе – авт.).
  2. Каменный двухэтажный флигель; внизу кладовая, а вверху дворницкая (флигель, выстроенный А.С.Молотковой – авт.).
  3. Bо дворе каменный двухэтажный флигель на две квартиры.
  4. Каменные службы.
  5. Заготовленные строительные материалы.

Из этой купчей следует, что казанский купец В.И.Кокушкин не успел завершить строительные работы до продажи дома, земли и других строений. Из покупной цены в 30 тысяч рублей сама недвижимость оценивалась всего в 3500 рублей, а остальная сумма приходилась на содержащееся в доме, флигеле и службах хозяйственное и бытовое имущество.

 

Таким образом, строительство завершал уже чистопольский купец Искак Мустафич Кильдюшев, и 31 января 1908 года оценочная комиссия Казанской Городской думы произвела оценку расширенного дома с учетом производственных перестроек внутри дома и каменных службах, установив ее в сумме 8093 рублей. Это были последние строительные работы в доме № 5 по Поперечно-Владимирской улице. До 1917 года Искак Мустафич оставался последним хозяином этого дома.


Сергей Геннадьевич Тулисов

Вот такова необычная история одного старинного дома. Все три владельца дома № 5, занимавшиеся его строительством в разные годы, отнеслись к этому с большой ответственностью, возводя строения, как говорится, на века. И сегодня и дом купца Штабе, и флигель, выстроенный Арской купчихой Молотковой, и объединившее их строение Кильдюшева, находятся в прекрасном состоянии, сохранив свои фасадные стороны в том виде, в каком они были заложены в первоначальных проектах.

Однако, до того, как дом попал в руки нынешнего хозяина дома, это строение имело точно такой же запущенный вид, какой можно увидеть, посмотрев на еще не разрушенные старые дома города, хотя и более поздних построек. Обветшалые, но с еще крепкими стенами, покинутые выселенными жителями, стоят они немым укором нам, потомкам славных горожан XIX века и более молодым поколениям, напоминая своим обличием обреченных старцев с пустыми глазницами окон и мрачными проемами дверей. Обреченно ждут они, когда кто-то порушит их, несмотря на былое великолепие, возведет на этом месте какое-нибудь очередное бездарное творение с башенками в виде коробки, растянутой по< длине или поставленной «на попа». И какое счастье и для старинного дома, и для нас, по-настоящему любящих свой город, когда он попадает в руки человека, сумевшего разглядеть в нем воплощение архитектурного стиля давно минувших столетий с неповторимой его красотой.

Пришло время назвать нынешнего хозяина дома, физического лица по нынешним понятиям, - это Сергей Геннадьевич Тулисов. Это его личными стараниями, энергией и немалыми материальными затратами дом № 27 (бывший № 5 – авт.) по улице Чернышевского обрел свою вторую жизнь, став поистине образцовым памятником архитектуры двух эпох. И пусть наградой Сергею Геннадьевичу послужит то, что он является хозяином в виде частного лица самого старинного дома города, находящегося в таком прекрасном состоянии. Разве мог купец Егор Иванович Штабе, закладывая 164-е года тому назад дом, представить себе, что в подвале, где у него был склад, разместится по-домашнему уютный, со вкусом обставленный ресторан, а на первом этаже будут светлые шикарные магазины.

Дом № 27а по улице Чернышевского, как один из сохранившихся самых старинных домов Казани по праву достоин быть включенным в число достопримечательностей Казани для посещения туристическими и экскурсионными группами, а также для тех, кто интересуется историей нашей древней столицы Татарстана.


В завершение хочется пожелать, чтобы пример сохранения старинных домов нашего города в частных руках не ограничивался прекрасным примером, описанным выше, потому что это не только бы украшало тысячелетнюю столицу, но и способствовало бы ее развитию как туристического центра Поволжья.